Контрастная версия
Вернуться к обычному виду

Историческая справка

Хатанга - по-эвенкийски "большая вода", "много воды".
Первые сведения о реке Хатанге русские получили от тунгусов около 1605 г. Об этом пишет в своей книге о севере России живший в начале XVII века в Москве голландский купец И. Масса: “По распоряжению сибирского воеводы даже во время смуты было совершено путешествие при участии многих жителей Сибири. Путешественники нашли там много различных островов, рек, птиц и диких зверей, и все это далеко за Енисеем”. В русских архивах никакой достоверной информации об этом путешествии пока не найдено, кроме сведений английских купцов Д. Логана и В. Пресглоу, зимовавших в 1611 г. в Пустозерске. Там они записали рассказ одного из участников той самой экспедиции. В пересказе англичан рассказ русского землепроходца звучит так: “За рекой Енисей на восток имеется река называемая Пясида, а за ней другая, называемая Катанга (т. е. Хатанга), которая протекает на севере и на юге, но жители Енисея не могут сказать, на каком расстоянии, так как никто из них не плавал по ней. Они передали, что между Пясидой и Катангой, примерно на полпути к морскому берегу, были найдены различные минералы, одни похожие на золото, другие белые, как серебро”.
Тогда из поморских и уральских городов началось движение землепроходцев и мореходов «встречь солнцу», на восток, в легендарную, богатую пушниной Сибирь. В 1605 году морской путь из Оби к Енисею проложили кочи морехода, известного под именем Луки. Флотилия «капитана Луки» открыла устье таймырской реки Пясины, а его спутники даже проникли в глубь полуострова. Пять лет спустя устья Пясины достигли кочи Кондратия Курочкина, вышедшие из Новой Мангазеи (Туруханска). Тогда же русским стала известна река Хатанга на восточном конце обширного Таймыра. Пути к Хатанге по рекам с волоками осваивали отряды Василия Сычова, Якова Семенова и знаменитого Ерофея Хабарова. В начале XVII в. безвестные мореходы с Енисея обогнули самый северный выступ Азии. Остатки лагеря того времени были обнаружены советскими гидрографами на северовосточном берегу Таймыра. По надписям на личных вещах удалось установить, что в числе первопроходцев были Акакий и Иван Муромцы из Муромского села Карачарова – родины былинного Ильи Муромца.
Своим рождением Хатанга во многом обязана Мангазейскому морскому пути, который использовался мореплавателями для промысла пушнины, проведения торговых операций и сбора ясака (Знаменитый Мангазейский морской ход привел к созданию в самом начале XVII века известных поселений и городов — Мангазеи, Пустозерска, Обдорска, Надыма, Туруханска). Ясак (от тюркского “яса” — закон) - обязательная дань, накладывавшаяся “по закону” на сибирские и северные народы сразу после приведения их к “шерти” - присяге быть подданными русского царя. Взимался ясак обычно “мяхкой рухлядью”, то есть дорогими мехами, и составлял личный доход царя. Обязанными платить ясак объявлялись трудоспособные мужчины обычно в возрасте от 16 до 50 лет. В Пясиде (так в XVII в. русские называли нынешний Таймыр) они должны были уплачивать ясак в размере от 2 до 5 шкурок соболей с человека в год. Соболя могли заменяться песцами: за одного соболя надо было уплатить 10 песцов или лисиц.
Собранная пушнина строго учитывалась, и если хоть одна единица шкуры в ясачной книге терялась, виновного сажали в тюрьму. Поэтому записи в ясачных книгах более достоверны, чем в летописях или других документах того времени. В ясачных книгах Мангазеи XVII в. сохранились сведения об освоении русскими землепроходцами водных путей на Хатангу. Впоследствии они легли в основу многих исследовательских трудов известных историков и этнографов Севера и Сибири: Б.О. Долгих, М.И. Белова, П.Н. Павлова и других.
В 1610 г. состоялась первая крупная поездка торговых и промышленных людей на Таймыр по морю. С тех пор началось стремительное освоение Таймырского полуострова.
На Хету землепроходцы выходили по рекам Пясидского бассейна на речных судах - кочах. Была у этих кочей одна отличительная особенность: при натиске льдов их округлые корпуса выжимало на поверхность и тем самым спасало от гибели. Часто кочи приходилось перетаскивать волоком по суше для сокращения пути (отсюда произошло название п. Волочанка).
Местное население занималось охотничьим и рыбным промыслом, вело кочевой образ жизни, поэтому постоянных поселений не было. Но в 1625-1626 гг. русские землепроходцы основали в восточной части Таймыра первое русское поселение в форме государственного ясачного зимовья. Эти годы также принято считать датой присоединения Хатангского района к России.
Зимовье на Хатанге с момента своего рождения сменило три названия. В первой половине XVII в. в документах оно значится как Носок, а затем Пясидское Хетское, а во второй половине XVII в. его стали называть Хатангское.
Возникшее в восточной половине полуострова Таймыр за сотни километров от Мангазеи самое северное русское поселение XVII в. - Хатанга с первых лет своего существования стала важнейшим центром продвижения русских землепроходцев в Северную Сибирь и сыграла особую роль в развитии речного и морского судоходства на Восточном Таймыре и в ближайших районах. В 1643 году стрелецкий сотник Василий Сычёв предпринял путешествие по Хатангскому заливу. Позднее, в 60-х гг. XVII в., совершил свой поход из Якутска выдающийся российский мореход, первопроходец и исследователь Северной и Восточной Сибири казачий атаман Семён Дежнёв.
В результате путешествий появлялись новые географические открытия в средней части северной полосы Азиатского континента. Речки и урочища получали географические названия, сохранившиеся на чертежах и картах XVII-XIX вв. (Жданиха, Боярка, Романиха, Новая, Нижняя, Балахна и другие) и дошедшие до нашего времени. Это свидетельствует о том, что оседлого населения на Хете и Хатанге к приходу русских не было, иначе бы землепроходцы восприняли аборигенные названия.
Кроме Хатангского ясачного зимовья, находившегося в верховьях Хатанги, существовало второе ясачное зимовье Нос-Козлово, располагавшееся на месте нынешнего с. Хатанга. Оно возникло в 1660-1670 гг. на месте уже существовавшего здесь русского промыслового зимовья. Место было выбрано не случайно. Высокий обрывистый полуостров, расположенный недалеко от слияния рек Хета и Хатанга, был недоступен для наводнения. Такие высокие мысы на реках и морях русские землепроходцы называли «носами» или «носками». Вторая часть названия зимовья Нос-Козлово, по одной из версий, возникла от фамилии первого поселенца, промысловика Козлова. У историков имеется и другое мнение, что название «Козлово» произошло от речки Козловки.
В период бурного освоения восточной части Таймыра землепроходцами происходила христианизация местного населения, которая, правда, носила внешний характер и служила прежде всего упорядочению отношений присоединённых народов с государством. Вместе с тем, принятие христианства было и шагом вперёд в культурном развитии кочевых народностей, способствовало этнокультурному сближению с русскими поселенцами. В конце XVII – начале XVIII вв. в Хатанге была построена церковь Богоявления, отличавшаяся богатым внутренним убранством (церковь Богоявления существует в Хатанге до сих, но та, которую мы видим сегодня, построена практически заново после того, как прежняя сгорела).
Обычно, осваивая берега Хеты и Хатанги, русские промысловики, наезжавшие сюда из Мангазеи, занимались промыслом 2-3 года и возвращались с добытой пушниной на Русь. Однако во второй половине XVII в. в зимовье Нос-Козлово осела часть землепроходцев, продвигавшихся по Хатанге на восток в поисках нетронутых пушных угодий.

Век XIX
О жителях станков, расположенных на Хатанге в 70—80-х годах XIX века, чиновники Енисейской земской управы собрали подробные статистические сведения. Для этого вахтерам хлебозапасных магазинов раздавали пространные анкеты с вопросами о числе населенных пунктов, жителей, наличии у них промыслового и рыболовецкого снаряжения, добыче пушнины о вылове рыбы. Сводные ведомости охотничьих и рыбных промыслов позволяют увидеть экономику Хатангского района столетней давности. На рыбопромыслах реки Хатанги в 1880-е годы было занято 35 рыбаков. Всего за год летним и подлёдным ловом в среднем вылавливалось 404 центнера рыбы.
Охотничьим промыслом на Хатанге занимались в те годы 85 хозяйств, проживавших в поселках Хатангское (пять домов и церковь), Усть-Нижнее, Крестовское, Рыбенское, Попигайское, Балахнинское. Пушнина обменивалась жителями на хлеб и боеприпасы.
Примитивные, по существу, натуральные хозяйства жителей Затундринской волости, почти полная оторванность от внешнего мира, когда приезд раз в год священника или хлебного каравана становились событием, о котором помнили весь год, определяли полудикий уклад их жизни.
О селе Хатангском конца XIX века рассказывает священник К. Репьев, побывавший там в 1891 году: “Село Хатангское расположено ниже реки Хеты на красивой возвышенной местности, покрытой лиственничным лесом. Имеется церковный дом для временных жительств. Кровли на доме нет, покрыт дерном, очень старый. При доме амбарчик и баня. Есть хлебозапасный магазин, в котором хлеба почти не бывает, торгующие берут от 3 рублей до 6 рублей за пуд. Домов местных жителей 6, все устроены по курному. Когда затопляют печь, то непременно отворяют двери, иначе можно задохнуться в дыму”.

Начало новой жизни
Вначале XX в. церковные и светские власти Енисейской губернии, обеспокоенные падением влияния религии в Затундринской волости из-за отсутствия там постоянного священника, ассигновали шесть тысяч рублей для ремонта церкви и постройку домов для священника и дьякона. Постоянным священником вызвался пойти в Хатангское М. Г. Суслов, проработавший почти четверть века “благочинным” (инспектором) церквей Туруханского уезда. М. Г. Суслов отличался культурой и образованностью, опубликовал много статей в сибирских журналах о своих путешествиях по Таймыру. Они были использованы в основном уже в советский период освоения Севера и преобразования жизни кочевых народностей.
Вести о свержении царя дошли в хатангскую тундру только зимой 1918 года. Купцы не отправили из Дудинки обычный аргиш с товарами для хлебозапасных магазинов. Жителям Затундры грозил голод.

Первый орган советской власти на Таймыре — Туруханский Совет. В его состав вошло и несколько большевиков политссыльных. Узнав о бедственном положении жителей Затундры, Туруханский Совет постановил раздать голодающему населению 15 тысяч пудов хлеба из запасов хлебозапасных магазинов в виде долгосрочной ссуды. Жителям Хатангского эту весть объявил в феврале 1918 г. проезжавший на “свой” остров Никифор Бегичев. Небольшой запас зерна в хатангском магазине был, но без разрешения властей хатангцы взять его не решались. Бегичев сорвал сургучные печати с дверей магазина, раздал часть зерна нуждающимся, объявив, что новая советская власть разрешила брать хлеб в долг.
Весной 1922 г. учреждена фактория “Хатанга”, развернувшая в селе меновую торговлю. За охотничьи припасы, муку и промтовары кооператоры брали пушнину по произвольной цене, но жители Хатанги были довольны: впервые за много лет появилась возможность приобретать за пушнину хлеб и товары первой необходимости.

10 февраля 1927 г. был образован Хатангский район.
В марте 1927 года этнографы помогли советским работникам провести первый съезд родовых Советов Хатангского наслега (волости). На съезде был избран первый хатангский туземный исполнительный комитет - тузрик, прообраз райисполкома.
По рекомендации этнографов из-за сходства долганского языка с якутским Хатангский наслег в 1928 г. включили в состав Булунского округа Якутской АССР, хотя экономически он был тесно связан с Туруханским уездом. Нежизненность такого административного деления вскоре стала очевидной, поэтому в конце 1930 г. Хатангский район включили в состав вновь образованного Таймырского национального округа.
В жизни района продолжались добрые перемены. Еще в 1926 г. в Хатангской волости началось медицинское обследование коренного населения выездной бригадой врачей во главе с доктором Ривво. За полтора года осмотрели свыше 1500 человек, оказали необходимую медпомощь. Для лечения выявленных инфекционных больных требовался постоянный медпункт. К зиме 1928 г. в селе Хатанском открыли медицинский пункт со стационаром на две койки.
Осенью 1928 г. налажена выпечка хлеба. Первым штатным хатангским пекарем стала приехавшая в тот год на работу в факторию из Туруханска молодая девушка Валентина Машихина.
Самым сложным делом для двух хатангских торговых факторий была доставка товаров из Дудинки. К перевозкам готовились с осени: подсчитывали вес груза, договаривались с родовыми Советами о выделении нужного числа нарт с возчиками, о стоимости предстоящих перевозок, заключался письменный договор. В декабре формировали аргиш (караван), выезжавший в Дудинку. К апрелю в хатангские фактории привозили на 80 - 100 нартах около 15 - 20 тонн товаров первой необходимости.
Переписью населения 1927г. зафиксированы и экономические показатели Хатангской волости. Например, в 1927 г. домашних оленей было – 48 430 голов. Перепись выявила наличие в 508 хозяйствах 730 собак, из которых как ездовые использовались только 17, а остальные - для пастьбы оленей. Это показывает, что широко практиковавшаяся на Хатангском Севере в XVIII столетии езда на собаках в XX веке была почти забыта.
К концу 20-х годов центр села Хатангского переместился от церкви и лучших домов священника и дьякона к “торговому комплексу” - магазинам и домам Госторга и Интегралсоюза, которые расположились на возвышенной, вырубленной к западу от леса местности. С наступлением зимы вблизи хатангских торговых факторий долгане и якуты, тяготевшие к селу, расставляли на зимовку нартяные балки.
В этот период факторией Госторга заведывал бывший красный кавалерист И.Вахмистров. По воспоминаниям старожилов, в его комнате над кроватью висела боевая шашка - дорогая ему реликвия. Семья Вахмистровых привезла в Хатангу невиданные здесь ранее швейную машинку, маленький ткацкий станок и виолончель. В зимние вечера к Вахмистровым часто приходили хатангцы послушать диковинные звуки виолончели, на которой мастерски играл глава семьи.
Хатангской факторией Интегралсоюза в те же годы заведывал Н. Свиридов, всегда общительный и доброжелательный к своим клиентам. Счетоводом Интегралсоюза работал В. М. Васильев, жена которого Александра Афанасьевна Васильева стала первой штатной хатангской учительницей. Когда она в 1929 г. приехала в Хатангу, слух о женщине - учительнице широко распространился по округе, оленеводы специально приезжали в село посмотреть на неё.
С приездом А. А. Васильевой хатангская туземная школа, переросшая затем в обычную четырехклассную начальную школу, стала работать в течение всего учебного года.
Во второй половине двадцатых годов Хатангу часто посещали научные экспедиции, посылавшиеся Комитетом Севера для изучения малоизвестного тогда Таймыра.
В начале зимы 1929 г. на оленях из Дудинки в Хатангу привезли радиостанцию, ещё искровую, которую разместили в “Доме суда”. Первый хатангский радист Миргунов поддерживал радиосвязь с ближайшей радиостанцией в Волочанке. В 1931 г. при хатангской радиостанции открыли почтово-телеграфную контору Наркомата связи.
В 1934 г. в Хатанге учредили постоянную гидрометеостанцию.

Хатанга - центр интенсивного промышленного освоения…
С образованием в 1932 году Главного Управления Северного Морского пути первоочередной задачей стало устройство в Арктике угольных и нефтяных баз для ледоколов и транспортных судов.
Ещё в предреволюционные годы на севере Хатангского района на берегу бухт Нордвик («Нордвик» по-норвежски – «северный залив») и Кожевникова были выявлены признаки нефти, открыты залежи каменной соли и угля. Летом 1934 г. в бухту Нордвик на пароходе «Правда» прибыла геологическая экспедиция, которую возглавлял Н.Н. Урванцев. Началось строительство Нордвика – нового промышленного центра. К осени на северо-западном берегу бухты близ Соляной сопки были построены первые дома буровиков и геологов, образован трест «Нордвикстрой» по добыче и первичной переработке соли, нефти и угля. Нордвик стал стройкой всесоюзного значения. В 1950 г. на одной из скважин ударил фонтан нефти высотой до 30 м, но добыча её оказалась нерентабельной. В 1954-1956 гг. разведочно-буровые работы были прекращены, оборудование вывезено. От некогда шумного промышленного района остался лишь аэродром Косистый да небольшой посёлок связистов на сопке Кожевникова.